Статьи

ПУТЕШЕСТВИЕ С «BALI CLUB» НА ОСТРОВ БИАК (часть IV) К списку статей

 Начнём с эпохи великих географических открытий, когда и этот остров был открыт европейцами. В 1526 году на северо-западном побережье острова высадился португалец дон Жоржи ди Менезеш. Согласно легенде он нарёк открытые им земли Ilhas dos Papuas – «острова Папуа», от малайского слова, означающего «курчавый», имея ввиду видимо жёсткие курчавые волосы аборигенов. Позднее в 1545 году мимо острова проследовал испанец Иньиго Ортис де Ретес и назвал его «Новая Гвинея», поскольку побережье напоминало ему берега африканской Гвинеи, которые он видел раньше. Ещё позже испанские купцы начали вывозить с Новой Гвинеи золото, серебро, кокосы, каучук и драгоценные породы деревьев.
  В 1828 году в качестве первой европейской державы Нидерланды приобрели западный полуостров Вогелькоп (Чандравасих), а в 1884 году остальную часть острова разделили между собой Нидерланды, Великобритания и Германская империя. За Нидерландами осталась западная половина Новой Гвинеи, включая и остров Биак, британцы же приобрели юго-восток, а немцы северо-восток. Позднее в 1906 году британская часть была отдана Австралии, а немецкая после первой мировой войны стала австралийским мандатом Лиги Наций.
  Во время второй мировой войны материнский остров был оккупирован Японией, а на Биаке, имевшем стратегическое географическое положение, была устроена японская военная база. Численность японского военного контингента составляла более 10 тыс. человек. Отторгнутые зверствами японцев, папуасы помогали силам союзников как могли. В 1943 году на островах Биак папуасы под руководством Рукорема восстали, но японцы с крайней жестокостью подавили это восстание: было убито 8тыс. человек. 27 мая 1944 года американцы высадили на о.Биак свой десант – остров привлекал их своим стратегическим положением и наличием хорошего аэродрома. Японцы оказывали фанатическое сопротивление. Командующий 6-ой американской армией генерал Крюгер, руководивший операцией, указывает, что против защитников острова использовались химические средства и огнемёты. Когда для гарнизона сложилось безвыходное положение, пишет Крюгер, «на церемонии под руководством командира полка было сожжено полковое знамя. Затем он приказал всем способным двигаться оставить пещеры и подготовиться к последней атаке против наших войск. Были розданы ручные гранаты раненым с тем, чтобы они могли покончить жизнь самоубийством. После этого сам командир полка сделал «харакири». Полностью занять остров американцам удалось только 2 июля. После войны, ставшая в 1949 году независимой, Индонезия предъявила претензии на западную часть Новой Гвинеи, так называемую Нидерландскую Новую Гвинею, именуемую индонезийцами Западный Ириан, или Ириан Джая. Эта территория оставалась последним голландским владением в этом регионе. Гаага обещала вернуть Джакарте западную часть острова Новая Гвинея, но не очень-то стремилась это выполнять, мотивируя это тем, что данная территория не имеет к Индонезии никакого отношения. Джакарта, естественно, утверждала обратное. Исходя из сложившихся обстоятельств, Нидерланды решили сделать ставку на коренное население, планируя создать на территории Западного Ириана независимое папуасское государство, и в 1961 году были проведены выборы и создан парламент. Не желая такого политического развития, Индонезия в ответ на это ввела свои войска и объявила о присоединении западной половины острова к Индонезии. Авиационные силы голландцев здесь были весьма немногочисленными (как впрочем и весь военный контингент, насчитывающий всего 5тыс. человек) и базировались на о.Биак. Индонезия наращивала свои военно-воздушные силы с помощью Советского Союза и стран восточной Европы. Советские специалисты и советники обучали местные кадры, используя для этого поставляемые МиГ-19 и МиГ-21. В результате 15 августа 1962 года Нидерланды отказались от всех своих прав на Новую Гвинею и от предоставления ей независимости, как самостоятельному субъекту, а 18 августа при посредничестве ООН было подписано соглашение о прекращении огня. С октября 1962 года по апрель 1963 года здесь располагался пакистанский контингент войск ООН, обеспечивающий передачу власти от голландской колониальной администрации индонезийцам. 1 апреля 1963 года над Ирианом взвился индонезийский флаг.
  И так, мы решили осмотреть основные исторические достопримечательности острова. Как оказалось, все они были связаны со второй мировой войной. Надо отдать должное современным японцам, которые постарались сделать всё, чтобы увековечить память своих соотечественников. Здесь открыт мемориальный комплекс с небольшим музеем, в котором бережно хранятся личные вещи и фотографии японских солдат. Сохраняется огромная пещера, вернее то, что от неё осталось после американской бомбёжки, где скрывались японские войска во время войны. Имеется и местный музей под открытым небом и в небольшом помещении, где представлены артефакты второй мировой войны с фотографиями и другими документами, вплоть до схем, показывающих дислокацию и численность японского контингента на о.Биак. Сохранились и бывшие позиции с остатками артиллерийских орудий на высотах, прилегающих к аэропорту. Всё это мы с интересом осмотрели и, конечно, сняли. 
День подходил к концу и мы отправились в отель. У отеля происходило какое-то оживление, прибывали красиво одетые гости и чинно рассаживались в торжественно убранном большом зале отеля. Здесь же присутствовали и музыканты. Как выяснилось, ожидалась свадебная церемония: все ждали жениха и невесту. Пропустить такое действо было преступлением и мы с Серёжей побежали за аппаратурой. И вот прибыли жених с невестой и началась церемония. Невеста была в национальной одежде и выглядела очень взволнованной, стараясь незаметно для окружающих, смахивать платочком слезинки из уголков своих прелестных глаз. Жених был в белом мундире морского офицера, в белых же перчатках и при сабле. Его сопровождали сослуживцы, которые были одеты подобным же образом: они были выстроены в две шеренги, и медленным церемониальным шагом сопровождали жениха и невесту, которые возглавляли эту процессию. Всё это выглядело очень торжественно, красиво и трогательно. Мы дождались окончания фотосессии и, считая себя больше не вправе вторгаться в чужую жизнь, удалились.
  Утром меня ждал сюрприз: у Серёги за ночь так разбарабанило ногу, что он с трудом мог на неё наступать. В боты нога тоже не помещалась, так что о дайвинге можно было забыть, а я с этих пор стал выполнять почётную роль Серёгиного костыля… Перемещались мы теперь в положении, что называется, обнявшись крепче двух друзей. Было решено завтра же улетать на Бали: Серёжа позвонил Ёзефу и заказал билеты на самолёт. Приехали Юлиус с Салмоном и стали уговаривать нас нырнуть ещё раз на близлежащем сайте, обещая хорошее макро. В результате я решил нырять один. На мой вопрос как называется этот сайт, Юлиус с гордостью ответил: «Мой сайт!», так как этот сайт располагался в непосредственной близости от его жилища. Жилище представляло из себя несколько сараев, которые просматривались насквозь через щели между досками стен и располагались на дощатом настиле, который опирался на сваи прямо над водой. Здесь же бегали четверо детей Юлиуса и суетилась его жена. Мы отплыли недалеко от берега и нырнули с Салмоном. 
  Узнав, что мы назавтра улетаем, нас вечером пригласил к себе бупати. Мы подъехали в его резиденцию, предусмотрительно взяв с собой камеру с треногой с желанием записать интервью с ним для будущего фильма. Сергей перемещался с трудом и я по-прежнему выполнял роль его костыля. Нас попотчевали фруктами, а затем состоялось интервью бупати. В заключение вечера нам вручили грамоты, в которых в наш адрес выражалась благодарность за посещение острова и давались всяческие гарантии содействия и помощи, при условии развития здесь какого-либо нашего бизнеса, после чего, тепло попрощавшись с бупати, мы откланялись.
  Наш рейс на Макассар улетал утром, и провожать нас приехали Салмон с Юлиусом. Как водится, перед самой посадкой все собрались, чтобы сделать фото на память. Уже, стоя перед камерой вчетвером, я почувствовал, как Салмон взял меня за руку – видимо, это было чувством высочайшего доверия к бледнолицему. Всё-таки мы очень сдружились с этими простыми и симпатичными людьми за время, проведённое на острове.
  Уже сидя в кресле самолёта, вспомнилось, что только в этой поездке я немного узнал историю рода Вердеревских. Оказывается все пращуры Сергея посвятили свою жизнь морю, а его прадед Дмитрий Николаевич Вердеревский в чине контр-адмирала был командующим Балтийским флотом и морским министром Временного правительства. Он был настолько уважаем матросами, что те беспрепятственно выпустили его за границу после революции, и уже будучи в эмиграции в Париже, он никогда не забывал о своей Родине. В 1946 году он даже получил советское гражданство и вернуться на Родину ему помешала только смерть. В 1947 году он был похоронен в Париже на кладбище Сент-Женевьев-де-Буа. Вспомнилось, как мы с Сергеем мечтали о том, что когда-нибудь у этих далёких от России берегов океанские просторы будет бороздить дайверское судно с надписью на борту «Адмирал Вердеревский»…
  Из под самолёта стремительно убегала взлётная полоса уже ставшего таким знакомым аэропорта. Остались внизу, обступавшие его дороги и строения. На смену им приходил безбрежный океан, через который лежал наш путь на чудесный остров под названием Бали.

Автор: Валерий Жанжаров

В начало