Статьи

ПУТЕШЕСТВИЕ С «BALI CLUB» НА ОСТРОВ БИАК (часть III) К списку статей

И так продолжалось весь вечер, поскольку каждый из приглашённых нами гостей считал своим долгом обязательно поприветствовать нас своей песней. Каждого исполнителя встречали и провожали аплодисментами, а исполнению самой песни сопутствовал тщательный её выбор и советы окружающих. На пюпитре лежал альбом с текстом песен, который и служил своеобразной музыкальной программой вечера. Было видно, как они все тащатся и просто кайфуют от всего этого… Причём исполнение песен было великолепным, а сами песни были очень ритмичными и в тоже время необычайно мелодичными. Вот так продолжался наш вечер: все потихоньку потягивали пиво под приятную музыку и общались, насколько это позволяло наше знание английского. Нужно было чем-то отвечать, и на сцену поднялся Миша. На песню он не отважился, но прочитал какой-то смешной монолог на чистейшем индонезийском… Все покатывались со смеху, мы с Серёгой тоже мило улыбались, ничего не понимая, так как наш индонезийский отсутствовал. После вечера Серёга даст торжественное обещание за полгода выучить индонезийский язык. Что ж, поживём-увидим!!!
  Вечер всем доставил большое удовольствие, мы познакомились поближе с властью, а власть поближе узнала нас. Все расходились нехотя, задержавшись ещё в баре отеля, и продолжая общение. Приятно было потом узнать из достоверных источников, что вечер понравился и хозяевам и, что обычно подобные мероприятия с другими делегациями проходят гораздо скучнее.
  Впечатление от вечера будет неполным, если не рассказать об одном моменте, который для меня остался загадкой. Я с увлечением слушал очередного исполнителя, когда вдруг почувствовал на себе чей-то взгляд…. Я обернулся: сквозь толстые очки, которые некстати всё увеличивали, на меня немигающим взором уставились огромные глаза. Белки глаз были красными, а чёрные зрачки расширены настолько, что казалось будто они полностью занимают линзы очков. Сказать, что взгляд был тяжёлым, значит ничего не сказать…, это был нечеловеческий взгляд, он был настолько животного происхождения, что у меня по спине пробежали мурашки… Я только мимолётно взглянул в эти глаза, после чего старался больше туда не смотреть. Однако, даже мгновения хватило для того, чтобы эти глаза оставили сочную печать в моём мозгу – до сих пор помню взгляд этих первобытных глаз… Что Это было? Взгляд из Прошлого? Или может Шаманство? Не знаю, это осталось загадкой…
  Закончили мы вечер уже вчетвером, в гостях у Володи с Мишей, прикончив все запасы пива, виски и ещё чего-то, что у них там было…
  Утром нас ждала поездка по достопримечательностям острова, которые Серёжа хотел, непременно, запечатлеть на камеру. Подъём был тяжёлым, но необходимым, а посему нам пришлось проявить русский характер. За нами заехал Ёзеф – ещё один папуас, ставший нашим товарищем, а в последствие назначенный Сергеем, с согласия бупати, координатором проекта будущего дайв-центра. Ёзеф был обычной папуасской внешности, небольшого роста, принадлежал к клану бупати и отличался образованностью и отличным знанием английского. Отличным, конечно, по отношению к нам, а не к папуасам – как раз они-то его знают…, по крайней мере те, с кем мы имели дело. Ёзеф работал в Джаяпуре представителем Бритиш Петролеум, куда он уезжал в первую половину месяца, а вторую половину месяца был свободен и проводил с семьёй дома на Биаке. Так сказать работал по вахтовому методу. Нам предстоял путь на другой конец острова, чтобы увидеть места, которые могли заинтересовать в будущем наших соотечественников.
  В первую очередь это был пляж Вари, названый так по имени реки, впадающей в океан именно в этом месте и мыс Сарури. Дорога была в отличном состоянии, правда не очень широкая, но и разъезжаться особо было не с кем. За всё время нам навстречу попалось всего несколько машин, и одна авария с участием пассажирской тойоты и старого искорёженного мотоцикла. Воистину чудеса господни: как можно было на такой «оживлённой трассе» найти друг друга? Дороги нас удивляли всё наше время пребывания на острове. Они были неширокие, но достаточные для того, чтобы разъехаться со встречным транспортом или обогнать кого-то. С асфальтовым покрытием, содержались в чистоте и порядке. По обочинам иногда располагались чистенькие папуасские деревушки и, что удивляло больше всего – изобилие школьников. Все они были в одинаковой форме, совершенно разных возрастов и обязательно приветливо махали нам руками, крича при этом: «Эээй, Мистэррр!!!». Мы иногда останавливались, чтобы сфотографировать что-то интересное. Первая остановка была на мосту через реку Корэн. Берега реки обступали густые заросли пальм и другой растительности, создавая какую-то таинственность, загадочность и недоступность. Мне почему-то не хотелось бродить по этим зарослям…, хотелось побыстрее попасть к океану. Примерно через час езды показался и океан, вернее, сначала показалась река, а затем сразу и океан. Река носила красивое название Вари и, протекая какое-то время вдоль океана, впадала в него по запоминающейся излучине. Океан в этом месте представал в виде очень красивой и большой лагуны с прекрасным песчаным пляжем. Берег был специально оборудован аккуратными небольшими строениями для отдыха и располагал необходимым минимумом для того, чтобы здесь можно было приятно провести время, купаясь, загорая и любуясь всей этой красотой. Это место и называлось пляжем Вари. Вдоволь поснимав и побродив по пляжу, мы отправились дальше, отметив для себя, что это место вполне подходит для семейного отдыха.
  Следующей достопримечательностью был мыс Сарури, представляющий из себя выдававшееся в океан скалистое плато, которое отделялось от него необычной протокой. Огромные волны с силой обрушивались на это плато и, переваливаясь через него с одной стороны, наполняли протоку океанской водой. С другой стороны плато вода спокойно вытекала в океан, создавая иллюзию реки, протекающей каким-то немыслимым образом между двумя совершенно одинаковыми по высотным отметкам прибрежными точками. Со временем океан, вгрызаясь в плато, проделал в нём множество невидимых пещер, каверн и других каналов, которые соединяясь с поверхностью плато, образовывали его своеобразную кровеносную систему. Вся эта система, наполняясь под давлением бушующего океана водой, и, извергая потом её из себя на поверхность плато в виде фонтанов, брызг и других проявлений, фыркая, ухая и посвистывая при этом потоками воздуха, которые вырывались вместе с водой, создавала совершенно фантастическое зрелище. Система работала, как часы, и можно было подолгу стоять и любоваться этим впечатляющим действом. 
  Вечер мы встретили в ресторане под названием «Фурама». Изрядно проголодавшись, мы с удовольствием умяли всё, что оказалось на нашем столе, запивая неизменным пивом «Бинтанг». В планах на завтра нам была обещана поездка на один из островов, где, со слов наших друзей, можно было нырнуть на рэк – большой транспортный корабль, покоившийся на глубине 20 метров. Кроме того, на острове происходило необычное зрелище, которое можно было наблюдать два раза в сутки: утром и вечером. Здесь присутствовала большая пещера, которую делили между собой летучие мыши и птицы. Вечером, с наступлением сумерек, из пещеры вылетали тысячи летучих мышей, а их место на ночь занимали тучи птиц. Утром всё повторялось в обратном порядке: тысячи птиц, переночевав в пещере, вылетали из неё, а летучие мыши занимали своё привычное место. Как эти два сообщества сумели договориться между собой остаётся загадкой, но как это происходит в действительности хотелось увидеть…
Утро, к сожалению, нас разочаровало. Океан штормил, и два часа ходу по бушующему океану до обещанного острова преодолеть было нереально. Подъехали Юлиус с Салмоном, и мы вместе начали обсуждать возможные варианты сегодняшней нырялки. Все сошлись на том, что неплохо было бы познакомиться с домашним сайтом у бупати на фазенде. По рассказам бупати в этом месте была стенка, которая уходила на глубину до 60 метров, а затем по уступам опускалась до 700 метров. Тем более, что в непосредственной близости от этого места на глубине 210 метров японские специалисты с помощью дистанционно-управляемых камер в ноябре прошлого года сфотографировали двух кистепёрых рыб-латимерий, единственных ныне живущих представителей кистепёрых рыб, которые вымерли 65 млн. лет назад, в меловое время. Они обнаружены всего в трёх местах нашей планеты: на Каморском архипелаге у берегов Южной Африки, в Северном Сулавеси и вот теперь на Биаке. Самый крупный выловленный экземпляр достигает в длину 183 см. и весит 95 кг., а его возраст около 22 лет. Обитает латимерия на больших глубинах. Достаточно сказать, что все пойманные экземпляры, а их насчитывается уже более 170, были выловлены рыбаками на глубине от 100 до 400 метров. Мы, конечно, не надеялись увидеть латимерию, но было интересно…
  Оба погружения были с берега, стенки в основном были схожи с теми, что я описывал выше, и отличались наличием колонии чёрных королевских кораллов и большими плантациями огненно-рыжего саркофитона. Пока мы ныряли, на поверхности начался проливной дождь, но несмотря на это собралось почти всё население деревушки и с интересом наблюдало за нами. В целом для такой погоды дайвинг в этот день можно было признать удачным, хотя латимерий мы и не встретили… Но это было вполне объяснимо -, как процитировал чьи-то слова в своём блоге Михаил Цыганов: «Если вы увидели кистепёрую рыбу, значит вы уже покойник»…
  С погодой нам по-прежнему не везло, так как прилетели мы сюда, как оказалось, не в сезон, а вернее в сезон дождей и ветров. С декабря по апрель океан здесь отличается бушующим нравом и, иногда, можно выкроить только несколько дней для выхода в него. А потому один из таких не выездных дней мы решили посвятить истории острова.
История этого небольшого острова естественным образом связана с историей материнского острова Новая Гвинея. Не будем вдаваться в доисторические времена, когда Новая Гвинея континентально ещё была соединена с Австралией.

Автор: Валерий Жанжаров

В начало