Первый1-й русский дайв-центр на Бали

Экспедиция Bali-Club в провинцию Папуа, на остров Нумфор. Часть IV

Дата: 17.05.2013

1 мая. День шестой.

Утро как обычно расстраивает меня стуком компрессора. Но нервная система не брыкается и я могу еще доспать до 8 утра – высокая вода все равно будет к 10 час утра.

На завтрак делаю себе  чай, жарю  себе и ребятам яичницу  на сковородке при помощи керосиновой печки.  Хозяйка  ставит на стол еще обжаренную кукурузу с горошком из наших консервов.

Выходим в море в 10 час.  Час проходит в ожидании Александра, который поехал в деревню на переговоры с местным ныряльщиком, который должен показать нам место с новыми рэками.

По возвращению плохие новости- в деревню приехали миссионеры, собрали в церковь три деревни. Идут все. У миссионеров неплохой бизнес – за лекцию по 50 000 рупий (5 долл) с человека. Отказаться нельзя  — священнику не перечат.  Мне стало жалко этих людей. Мало того что живут очень скромно, что бы не сказать бедно, так тут еще прикатывают «братья забодай» с конкретным желанием с этих бедолаг еще что то поиметь.

Делаем переход по морю и ложимся в дрейф напротив деревни. Через пару часов на лодке к нам причаливает пару папуасов.  Старший – Питер, оправдывается, мол извините, но это очень важная лекция на религиозную тему.

С пониманием киваем головой.

Папуасы очень стеснительные и работа по поиску идет  вяло, без огонька. Осложняет ситуацию еще то, что как правило они ныряют ночью за лобстерами и морским огурцом. Поэтому ориентируются на поверхности моря днем они с трудом. Кружим в одном квадрате, используя один ориентир – большой камень на берегу в отдалении километра от нас.

В процессе поиска наблюдаем рядом небольшого кита (с плавником , похожим на дельфиний)

Приходит время обеда. У нас есть супчик из термоса, рис с консервированной  ставридой, бананы, компот из экзотических фруктов из консервы.

После обеда сажусь за штурвал, отбиваю на карте квадрат и начинаю проходы с очень малой вероятностью пройти над рэком. Эхолот однолучевой, да еще и начинает сбоить при скорости более 7 км час.  В одном месте за несколько проходов эхолот отключается и на экране видим только шум.  

Отбиваю точку и принимаю решение погрузиться и осмотреть место. Глубина 45 метров. Собираемся с Густи и уходим под воду.

Под нами чистый песок, видимость до 10 метров, луч фонаря дальше не пробивает – мешает взвесь планктона. Ложусь на курс и по глубине 40 м начинаю исследование квадрата. Лунный пейзаж, пусто. На всплытии наблюдаю маленькую акулу, которая держится на почтительном расстоянии от нас.

По выходу из воды озадачиваем папуаса Питера – в обмен на денежное вознаграждение хотим от него получить буйки, привязанные к известным ему рэкам. Обещает завтра с утра начать работу.

Отправив Питера на лодке в деревню, ложимся на обратный курс.

По пути наблюдаю великолепный закат —  такой игры красок и таких низко стоящих облаков вы не увидите нигде, только на экваторе.

В ожидании прилива швартуемся на  острове Маним, остаток времени смотрю на звезды  и слушаю Сашины мысли о том, что путь спасения человечества лежит только в том, что нужно лететь в космос и осваивать новые планеты. И что вместо того, чтобы тратить силы ученых на разработку новых Iphone и Ферари, нужно весь потенциал человечества пустить на освоение космических технологий и валить отсюда как можно быстрее.  

Остаток вечера провожу в каюте, уделив время на сон.  Сами сидения узкие, спать можно только на боку. Под голову подкладываю сумку с фотоаппаратурой.  Пока сплю, бот по высокой воде заходит в бухту, и я ,проснувшись схожу на пристань.

Ужин не очень обильный, рис, рыба похожая на морского окуня отварная и жаренная. Делаю себе уху из риса и рыбного бульона, ем  немного жаренной рыбы, чай, банка пива.

После еды жуем пину. Это такие орехи, зеленого цвета, похожие на желуди. Во рту ощущение терпкости  и впечатление, что жую солому. Туда же добавляется сири (тонкий длинный зеленый стручок) и капур (молотая смесь вареных ракушек и коралла).  Во рту смесь окрашивается   в бордово – красный цвет, слюна течет так, как будто открыли кран. Постоянно сплевывая начинаю чувствовать приход – накатывает тепло, пропадает желание спать. Легкая эйфория.  Для увеличения эффекта чищу еще два ореха  и продолжаю изображать из себя жвачное животное.  Кроме веселящего действия пина оказывает лечебный эффект на десна и зубы – папуасы жуют ее с детства. Как только вырастают первые зубы, начинают жевать.

Развлекшись разговорами с Эриком и капитаном бота Andrew на смеси английского и индонезийского, укладываюсь спать на свой матрасик.

 

2 мая.  День седьмой.

Ночью, встав в туалет, послушал звуки дикой природы, доносящиеся из джунглей. Это смесь пения птиц, криков животных. На море и в бухте был полный штиль.  Такой гармонии звука в природе я реально никогда не слышал. Просыпался я утром под звуки Назарет, зальный вариант «кокаин». Команда пела хором, мелодия исходила с Серегиного компьютера.  

Интересный факт, я очень люблю эту песню. И вот за время поездки я ее слышал два раза в самых для меня неожиданных местах – в Тайланде, остров Ко – Чанг,  пляж Lonely Beach, рок кафе с живой музыкой, и здесь, на экваторе на рассвете.

Утро удалось. С учетом того, что Эрик вчера целый день провел здесь и набивал баллоны, компрессор с утра молчал.

Скудный завтрак из кофе с молоком, булка, джем, немного топленого масла.  

Первый ясный и солнечный день.

Решаю сделать просушку всей аппаратуры, благо с утра не шел дождь. Выкладываю на крыше бота все объективы, снимаю крышки, открываю сумку. На ярком солнце влага начинает испаряться. Объективы кладу так, что бы солнечные лучи проходили через оптическую ось – надеюсь, что ультрафиолет не даст возможности развития грибку.  За час просушка закончена, все пакую обратно.  Еще раз хвалю себя за то, что в поездку взял именно эту модель фото рюкзака. Все закрывается на плотные молнии, материал не впитывает влагу, она вся остается снаружи. Мягкие внутренние перегородки, прочный наружный каркас, есть отличное место для моего ноутбука Apple. Во время отдыха перевернув рюкзак спинкой вверх, получаю отличный упор для спины во время отдыха лежа.

К 9 часам нам готовят макароны – вермишель системы мивина со специями и томатом. Вкус патологический, но есть нужно.  Надеюсь вечером на палаточной стоянке наварить нормальных макарон, запас которых у нас есть.

Принимаем решение погрузить все вещи на борт и заночевать на острове Маним – это даст нам возможность раньше пришвартоваться и утром выйти в обратный путь на Биак раньше, часов в 7 утра.

А пока продолжается погрузка бота. Луна вступила в 4 низкую фазу (последняя четверть) на часах 11-20 и только наступил полный прилив.

Ночуем на Маниме в палатках, что бы утром рано не дожидаясь прилива выйти на Биак. На бот забираем все вещи. Моя фототехника вся высохла, осталось зарядить 2 запасных аккумулятора к камере.

На прощание делаю Стефану подарок – крест путешественника, купленный в Иерусалиме. Объясняю, что эта святыня с места рождения Христа. Он остается очень доволен.

  Считаю что ему, как человеку искренне верующему, он нужнее. Этот  крест проехал со мной от Иерусалима до Дахаба, был со мною в Киеве, в Балаклаве, в Эмиратах, Индии, Тайланде, Бали. И я решил оставить его в Папуа. Он выполнил для меня свое предназначение – Крест Путешественника.

Думаю, что я снова поеду в Иерусалим в июне 2013 и там куплю себе следующий. Куда он меня приведет – покажет время.

 

Вечерние заметки под стук компрессора.

По выходу из бухты направляемся на Маним и обходим его, чтобы посмотреть как расположен коралловый риф.  Закончив обход, швартуем бот с подветренной стороны, разгружаем вещи для лагеря.  Сергей, Валера и Густи собираются на американскую транспортную баржу, что бы более подробно ее исследовать. Я руковожу разгрузкой корабля и готов по времени выйти и забрать их после дайва.  Понемногу начинаю при общении с командой употреблять индонезийские слова.

Ребята возвращаются на берег и приносят хорошие новости – в трюме лежат ящики с боеприпасами, но доступ к ним ограничен переборками трюма.

Под воду собираются Алекс и Эрик. Разрабатываем план – они по приходу на точку бросают буй, мы с бота подаем им конец, они привязывают его за прогнившую переборку. Малым ходом я двигаю бот и эту переборку срываю, доступ к ящикам должен быть открыт.

Но не все так просто. Для того, чтобы быстро спустить конец на глубину 40 м,  папуасы привязывают его к небольшому якорю. Конец очень быстро уходит под воду.  Через 5 минут снизу сигнал по концу – все ОК, можно срывать.

 Я начинаю двигать бот. После небольшого усилия двумя 200 сильными двигателями конец ослабевает. Густи быстро выбирает его. Засада. Наши дайверы, вместо того, чтобы привязать трос, просто заложили якорь за поперечину переборки. И одна лапа якоря разогнулась, не сорвав металл. Якоря на Папуа делают из толстой арматуры   J.

За дело принимается наша команда . На этот раз цель – детально осмотреть баржу, найти точки проникновения, люки, которые можно открыть и по всплытии принять решение, как доставать содержимое .

Глубина 37 метром. Баржа затоплена прямым попаданием в моторный отсек. Остатки ходовой машины находятся внутри. Фомкой срываем прогнившие борта. Внутри видим  5 патронных  ящиков, может есть еще несколько в глубине трюма в иле. Ломиком аккуратно делаю дырку в наружном деревянном ящике, цинковый внутренний перегнил.  Серега медленно начинает извлекать патроны для крупнокалиберного пулемета. Набрав дюжину и рассовав по карманам, продолжаем осмотр баржи. Остальные трюмы пустые. Через прогнившие отверстия луч фонаря ничего не высвечивает.

Привязав буй к верхней точке, начинаем подъем.  На берегу уже разбит лагерь, горит костер, кипит вода.

Не доверяя папуасам, готовлю макароны. Пассированные помидоры, лук, шампиньоны, немного кетчупа и майонеза – ужин готов. Тазик макарошек разметается за 3 минуты.

Но отдыхать еще не время – нужно замешать стейджи с найтроксом. Мешаю прямо на боте, Эрик потом добьёт на берегу.

А команда тем временем усердно чистит найденные патроны. Слышим легкий хлопок и удар пули о котелок, стоящий в 15 метрах. Это у Сереги в руках сдетонировал один патрон.  Воспламенилась трассирующая пуля при чистке ножом. Хорошо, что практически у всех патронов порох влажный.  Оправившись от неожиданного шока, все ржут. Подкалывают Серегу – пойди посмотри, может это не тазик зазвенел, а твой бокс с фотом за 4 штуки баков.

Осмотр фота успокоил хозяина. Поиск пули решили отложить на утро.

А над Манимом глубокая ночь. Сижу в плавках на стволе пальмы, рядом плещется океан.  Ночные джунгли живут своей жизнью – туда ночью лучше не соваться.  Мой безотказный Apple приятно светит экраном, рядом стоит чашка со сладким кофе, в руке дымится ароматная индонезийская сигарета. Табак с добавкой гвоздики, сладкий фильтр. Над океаном вдали сверкают молнии.   Как приятно жить за десятки тысяч километров от каменного мешка, называемого ГОРОД.

Тихо жужжит генератор, заряжаю фонарь и батареи к фоту.  Горит костер и вокруг меня медленно ползают огромные кокосовые крабы. Под ногами теплый песок.  Плещется океан с водой 30 градусов. Неплохое место для написания путевых заметок.

Перед сном делаю ревизию всех вещей.  У меня 2 футболки, несколько трусов, носки, реглан, шорты, которые из белых уже стали серыми, тонкие штаны цвета хаки, шлепки (не пользовался ими уже 7 дней) , панамка, темные очки, набор умывальных принадлежностей. Аптечка на все случаи жизни, мультитул лезерман, фот Пентакс К-5 , набор объективов, вспышка, запасной пленочный фот, 10 роликов пленки. В водонепроницаемом кейсе лежит IPhone и 2 тб винчестер. Механические часы Oris, с которыми я не расстаюсь уже 6 лет. Зарядки, USB шнурки, маленький фонарик и комплект дайверской снаряги.  

Как оказывается нужно мало вещей человеку для жизни на необитаемом острове.

Все запаковываю в  дайверскую сумку и фото рюкзак. Снарягу подвешиваю на пальмы – подальше от вездесущих крабов с огромными клешнями, фото аппаратуру прячу от влаги.  

Сегодня с ура пришлось первый раз себя полечить – на ногах и руках ссадины и царапины. Способ очень простой. Листья растения, очень похожего на нашу ромашку аптечную жуются в кашу и прилепливаются на рану. Держится как на клею.  К вечеру рана заживает, вся краснота уходит. Фантастика.   А вот правая сторона реально сильно болит – неужели поломал ребра?  Разберемся при приходе на остров Биак.

Спать буду в палатке, подложив под голову реглан.

 

3 мая. День восьмой.

 Проснувшись утром в 6-00 понимаю, что с вечера сделал ошибку. Надеясь на хорошую погоду развесил на ночь шорты, трусы и футболку проветриться от влаги. Ночью прошел сильный дождь и теперь у меня шмотки не только грязные, но и мокрые.  Но по большому счету можно целый день ходить в плавках.

В течении следующих 1,5 часа завожу генератор, кипятим воду, делаем себе кофе и пытаемся вытолкать Алекса в деревню узнать, поставили ли местные ныряльщики буйки над рэками или нет. Тот сопит и бормочет о том, что  на Папуа утром вообще торопиться очень плохой тон. 

Загнав его на бот  разогреваю вчерашние макароны.  Но на боте никто не торопится отдавать концы. На часах 8 утра. По быстрому дожевав макароны доплываю до бота, сажусь за штурвал и везу Алекса ко входу в бухту. Отлив, вода низкая. Отправляю его вплавь и сам возвращаюсь на остров.

К этому времени Сергей и Густи сходили на корабль еще раз, поснимали и отвязали мой буй.

Я беру фот, немного снимаю найденные вчера патроны и проросшие кокосы.

Решаю сделать по светлому разведку в джунгли. Иду босиком. Из одежды – плавки. Рубашка или кофта бесполезны – от влажности они только раздражают тело своей мокротой.  Обувь здесь никакая не работает – мелкий коралловый  песок проникает везде и можно только натереть себе ноги. Про шлепки не может быть и речи.

В руках палка, прежде чем сделать шаг, проверяю, нет ли под листьями змей или других  ядовитых насекомых. Не забиваю постоянно смотреть вверх – на голову может очень тихо опуститься не менее ядовитый паучок.  А до доктора 5 часов по морю.

Джунгли не очень сильно поросли лианами, упавших от возраста пальм не много, так что передвигаться можно.

В лесу разбросаны  американские бочки от горючего, практически сгнившие.

Не найдя для себя ничего интересного  через 30 мин возвращаюсь в базовый лагерь.

А к нам начинает потихоньку приближаться гроза. Срочная эвакуация всех разложенных вещей. Между делом успеваю  перекусить порцией вчерашнего риса и консервированной сардиной в томате. Местные консервы в томате нормального качества, в отличии от украинских – после них нет изжоги и ощущения несварения желудка.

Забиваемся в палатку. Начинается тропический ливень.  С учетом того, что все дайверские и личные вещи  с вечера у меня сложены в   сумку Beuchat, а фотоаппаратура лежит в рюкзаке в палатке, процесс эвакуации занимает не более 3 минут.

Устраиваюсь поудобнее и открываю ноут. Но ветер усиливается, и у меня возникают сомнения в том, устоит ли палатка.   Запаковываю рюкзак, и ложусь плотненько к наветреной стороне. А Серега тем временем спит и не париться.  Решаю последовать его примеру.

К 2 часам дня дождь проходит и я начинаю заниматься просушкой вещей у костра. Ура. Удалось высушить шорты.  А вот с трусами неудача – заколдованный круг, не могу их высушить уже 7 дней.

Возвращается на лодке наш гид. Питер нашел еще один японский самолет разломанный пополам и готов нам его показать. Мы отказываемся от этой идеи – аналогичный самолет мы уже видели и в лучшем состоянии. 

Перед отплытием на Биак, бот отправляется на заправку топливом.

Пришло время готовить обед. Кипячу воду в котелке, туда банку горошка, кукурузы, немного сухого жаренного лука и 2 пачки местной мивины с приправами. По концовке приготовления добавляю несколько резанных помидоров. 

В лагере остались Серега, Валера, Эрик и я. На 4 человека 3 литра супа улетает. Сразу.  На десерт – ананас. Ананасы на папуа мелковатые и кислые.

После обеда выношу подстилку из палатки и кладу у ствола пальмы. За время нахождения здесь мне явно не хватает сидений со спинкой. Или лежишь, или сидишь на бревне. Место  оказалось удобное, упор для спины есть  и я продолжаю писать.         

Такой недостаток Apple как сильный нагрев нижней плиты использую тут с пользой – держа его на коленях сушу шорты 🙂

Серега уходит исследовать западную часть острова.  Дойти ему босиком до рифа не удается  — начинаются острые кораллы. Вернувшись, рассказывает что нашел поваленное красное дерево, показывает фото среза.  Предлагаю ему сразу как только будет инет, разместить в Москве объяву: продам дешево красное дерево отличного качества. Самовывоз из Папуа.

 Опускается вечер, мы готовим себе кофе. На закате  выпадает роса и нахожу свою подстилку абсолютно мокрой. Вещи, которые были влажными на мне, становятся почти мокрыми.  Сидишь у воды и волосы на голове мокреют, вода начинает стекать по лицу.

Сидим, слушаем Бумбокс , Боба Марлея, Сектор Газа.  Вспоминаем как наша хозяйка, которая работает директором местной школы, пару дней назад собиралась на школьный митинг (2 мая у Папуасов день знаний) . Чистенько приоделась, взяла вязанку пины (что бы было что пожевать) и вместе с помощником, который нес большую колонку с магнитофоном, пошла в школу. Мы радостно посмотрели ей вслед.  

Очень сильно раздражает, когда с рук и ног падают песчинки, они задевают волоски и такое ощущение, что по тебе постоянно в разных местах кто то лазит.

А на часах 21-00, лежим, ждем бот с бензином.

Час времени тратим на просушку подстилки и себя над костром.  Подстилка сухая, а вот все вещи, которые на нас, высушить не удается. Стоишь к костру лицом, сохнет все спереди. Все что сзади, намокает. Поворот на 180 град, процесс повторяется.  Спать буду мокрым и подкопченным.

Не дождавшись бота к 24-00 ложимся спать. Просыпаюсь в 3 часа ночи от криков и тарахтения двигателей. Приехала команда. Очередная неудачная попытка пришвартоваться на песчаный берег.

Потом наконец индейцы вспоминают, что у нас есть «мертвый якорь» и швартуются к нему.

 

Напишите нам